Любопытные факты. 1941-1950

17 февраля 1946 года в Москве на ледяной площадке Государственного центрального института физкультуры, что на улице Казакова, двенадцать студентов провели первую показательную игру в «канадский» хоккей. Случайные зрители были немало удивлены, увидев ворота, напоминавшие ватерпольные, странные клюшки с угловатым крюком, плоскую шайбу, которую гоняли по льду вместо мяча, да и диковинную экипировку игроков. Пять дней спустя такой же хоккей увидели несколько десятков тысяч зрителей на малом стадионе «Динамо» в Петровском парке столицы: после полуфинальной встречи Кубка СССР по русскому хоккею между динамовцами и армейцами на лед вышли те же команды, которые сыграли показательный матч в хоккей «канадский», прозванный «шинни». Это были первые массовые смотрины хоккея с шайбой. Из книги «Спорт ХХ век. Хроника отечественного и мирового спорта» Б.А. Базунов, «Советский спорт», 2001

В январе 1948 года группа московских конькобежцев и тренеров – в основном динамовцев – направила в ЦК партии и Лаврентию Берии, шефу комитета госбезопасности и спортобщества «Динамо», беспрецедентное письмо-донос с жалобой на руководителя Спорткомитета Николая Романова, не пускающего их на чемпионат мира в Хельсинки, где они должны добиться победы.

Спорткомитет и его руководитель на самом деле категорически возражали против этой поездки, обреченной, по их мнению, на неудачу. Берия поверил подписантам – и они отправились через месяц на мировое первенство, где разыгрывался титул сильнейшего в многоборье.

Выступавшие в Хельсинки Константин Кудрявцев, Юрий Головченко, Алексей Пискарев и Николай Петров не смогли занять ни одного места выше 12-го. Итоги провального выступления рассматривали в агитпропе ЦК, на секретариате ЦК, в оргбюро ЦК, наконец, на политбюро ЦК. Сталин устроил грубейший разнос Ворошилову, куратору Спорткомитета по линии Совмина СССР, снял с работы Николая Романова, выразил недовольство, что советские скороходы выступают на норвежских коньках, повелев наладить выпуск отечественных коньков из надлежащих сортов стали. На разборе выступлений конькобежцев промолчали Берия, Маленков и Суслов, которые знали о беспрецедентном письме и о возражениях Романова.

Главный итог конькобежного поражения и заседания политбюро: почти все международные встречи отменены, подготовка к первым для советских спортсменов зимним Олимпийским играм 1952 года сорвана, что привело позднее к молчаливому отказу от участия в Белой Олимпиаде в Осло.

Из книги «Спорт ХХ век. Хроника отечественного и мирового спорта» Б.А. Базунов, «Советский спорт», 2001



7 января 1950 года при заходе на посадку в аэропорт Кольцово Свердловска разбился самолет «Дуглас» с одиннадцатью хоккеистами спортклуба ВВС, а также шестью членами экипажа. В нелетную погоду команда ВВС, над которой шефствовал командующий авиацией Московского военного округа генерал-лейтенант Василий Сталин, была отправлена самолетом полка правительственной связи на матч первенства страны с челябинским «Дзержинцем», хотя вполне успевала добраться до места назначения и поездом.

«Дуглас» вылетел в Челябинск с Центрального аэродрома столицы. Перед вылетом экипажу сообщили, что Урал закрыт из-за нелетной погоды. Пилот «Си-24», 38-летний майор Иван Зотов, участник финский кампании и Великой Отечественной войны, неоднократно летавший с Молотовым, решил лететь на Казань. Там и совершили вынужденную посадку. Из аэропорта защитник Борис Бочарников, лишь перед отлетом произведенный в майоры и назначенный играющим тренером, доложил по телефону Хозяину, как называли игроки между собой генерала Сталина, о вынужденной посадке и попросил побыстрее отправить команду дальше. Несмотря на неблагоприятные метеоусловия Василий Иосифович приказал дать «Дугласу» вылет.

Майор Зотов полетел, однако не в Челябинск с его захудалым аэродромом, а в Свердловск, расположенный на правительственной трассе, которую пилот знал прекрасно. «Дуглас» он сажал в условиях пурги и нулевой видимости. В аэропорту Кольцово включили на полную мощность прожекторы вдоль посадочной полосы. По-видимому, увидев в иллюминаторах необычайный свет в «молоке», пассажиры приняли его за огонь пожара. Предполагают, что на двухсотметровой высоте началась паника, и все бросились в хвост самолета, из-за чего машина потеряла центровку. Ивану Зотову выправить машину не удалось, и она рухнула вниз.

Помимо Бориса Бочарникова погибли еще десятеро хоккеистов. Среди них Харий Меллупс и Роберт Шульманис (рижане, удивлявшие техникой, выдержкой и элегантностью в игре), Иван Новиков и Зденек Зикмунд (бывшие спартаковцы входили не только в хоккейную, но и в теннисную элиту страны), Юрий Жибуртович (ветеран хоккейной ВВС) и Юрий Тарасов (младший брат Анатолия Тарасова, талантливый спортсмен довоенных лет, которого миновала гибель на фронте).

В том полете на борту «Дугласа» не было Александра Виноградова (дисквалифицирован накануне за грубую игру в матче первенства против ЦДКА), Виктора Шувалова (Хозяин приказал ему не лететь в Челябинск, чтобы не дразнить местных болельщиков, недовольных его переходом в ВВС из ЦДКА в день катастрофы) и Всеволода Боброва (проспал в гостях после гулянки по случаю какого-то дня рождения, хотя по приказу генерала Сталина его разыскивали по всей Москве, из-за чего задержали отлет на два часа).

О трагедии, случившейся вскоре после 70-летия Иосифа Сталина, народу было объявлено лишь 19 лет спустя.

Из книги «Спорт ХХ век. Хроника отечественного и мирового спорта» Б.А. Базунов, «Советский спорт», 2001

Комментарии


Нет комментариев. Вы можете стать первым.


Комментировать

Закрытая новость. Невозможно добавлять комментарии в закрытую новость


Поиск

Случайные новости

Поиск

Статистика


Прочее