Латынина Лариса Семеновна (гимнастика)

Латынина Лариса Семеновна (гимнастика)



ЛАТЫНИНА (Дирий) Лариса Семеновна родилась 27 декабря 1934 года в Херсоне. Советская спортсменка (спортивная гимнастика), заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР (1972). Абсолютная чемпионка олимпийских игр 1956 и 1960 гг. Выиграла 18 олимпийских наград, из которых 9 золотые, 5 серебряные, 4 бронзовые. Восьмикратная чемпионка мира, многократная чемпионка Европы и СССР. Тренер олимпийской команды гимнасток в 1968, 1972 и 1976 годах.

В декабре 1957 года Латынина проиграла первенство СССР Муратовой. Но не это беспокоило Ларису. Она ждала ребенка. Ей попался удивительный доктор. Седой профессор порекомендовал ей продолжать выступать в соревнованиях!
В июле 1958 года Латынина как ни в чем не бывало выступила на первенстве мира! Девочка, которую назвали Татьяной, родилась в срок и здоровой.

Первенство мира 1958 года проводилось в Москве. Выступать в родных стенах приятно. Однако приятно не значит легко. Советская команда имела достаточно сильный и стабильный состав, чтобы при поддержке многочисленной аудитории выступить уверенно. Коллективом-соперником на этом первенстве стала команда чехословацких гимнасток.
В командной борьбе наш коллектив добился заметного преимущества. Еще до начала чемпионата специалисты считали, что практически борьбу за личное первенство поведут советские гимнастки и Ева Босакова.
Победила беременная Латынина. Да как! Она не только первенствовала в многоборье, но и взяла «золото» в опорном прыжке и на брусьях.
После рождения ребенка многим казалось, что Лариса уже не сможет одерживать победы на гимнастической арене. В нового лидера советской гимнастики стали прочить Полину Астахову. Конечно, Астахова была отлично подготовлена. За годы тренировок со своим неизменным учителем Владимиром Александровичем Смирновым она добилась своеобразного гимнастического почерка, легкости, изящества, лиричности движений. Возможно, многое дали ей юношеские занятия художественной гимнастикой. Но главное — труд, огромный труд, выдержка, феноменальная для женщин.
«Сейчас, когда я возвращаюсь к играм в Риме, я отчетливо понимаю, — вспоминала Латынина, — что рассказать о наших соревнованиях там и не рассказать о моем поединке с Линой просто невозможно. Прошло больше десяти лет с тех пор. Десятки раз после этого мы выступали вместе, и жили под одной крышей, и делились горестями и радостями, и стали хорошими подругами. Тогда между нами, не по нашей вине, пробежала змейкой трещина, которая не стала, к счастью, ни ямой, ни пропастью. Можно было бы поэтому о ней не говорить, можно было бы все отнести за счет того, что такие ситуации в спорте неизбежны. И так и так я не погрешила бы против истины. И все-таки здесь я ничего не хочу оставлять недоговоренным или завуалированным. Я знаю, что это не обидит Лину: в нашем споре мы обе были правы. Как это было?
Мы начали с прыжков. Лучшая оценка у Сони — 9,566. У меня 9,533. Лина получает 9,466. После второго вида, где Лина, блестяще выполнив на брусьях всю комбинацию, получает 9,8, а я 9,7, она становится лидером. Ни до Рима, ни в Риме, ни после Рима я никогда не занималась во время соревнований подсчетами и своих и чужих оценок. Если Семеныч и планировал что-то для себя, он показывал мне все записи после соревнований: сошлось, не сошлось. Но когда назвали сумму лидера и следующую мою, считать было нечего — я проигрывала тридцать три тысячных. И очень спокойно я отправилась выступать на бревне. Здесь меня «шатнуло», и совершенно справедливо последовали «сбавки» и результат 9,366. Отличное выступление Лины — 9,5. После того как за вольные мы получили равные оценки, выяснилось, что Астахова впереди меня на 177 тысячных, почти на две десятых. Много это или мало? Тогда утром я посчитала, что это мало. Об этом придется говорить не раз. Почти всегда вопрос риторичен, а истина — конкретна. Конечно, приятнее было бы быть первой сразу же, как в Москве, но я ведь помнила и Мельбурн, где закончила обязательную программу отнюдь не лидером. Мы доехали до деревни, переоделись и пошли с Лидой Ивановой, которую тоже изрядно качнуло на бревне, обедать.
В столовой я услышала разговор о том, что медаль абсолютной чемпионки, безусловно, выиграет Астахова. Затем эти разговоры, а на следующий день и статьи в газетах стали надвигаться на меня увеличивающимся снежным комом. И тогда и сейчас я хорошо понимаю, что сама Полина к ним никакого отношения не имела и иметь не могла. Но и тогда и сейчас я понимала и понимаю, что во многом эти разговоры шли от людей, которым почему-то хотелось быстрее утвердить нового лидера. Лидер в спорте утверждается сам. Искусственный путь здесь — селекция, при которой режут по живому. Самим селекционерам при этом не больно, и они не хотят ждать ни дня, ни минуты. А ведь спешка не идет на пользу и тому, для кого так стараются. И не раз после Рима и сейчас, став тренером сборной команды страны, я наблюдаю такие ситуации. И всегда говорю одно и то же: погодите, ведь есть надежный критерий. Вот на этот-то вопрос, кто сильней, спорт ответит сам, отлично, безошибочно. Для того, наверное, соревнования и придумали, чтобы выяснить, «кто есть кто», не умозрительно, а в очном споре.
Мы выступали вечером, и был еще целый день тревог. Команда сильнейшая, говорили про нас, им не нужно беспокоиться. Действительно, у чешских гимнасток мы выигрывали больше четырех баллов.
И опять прыжки. На помост я выскочила мячиком. Думаете, разучилась соревноваться? Моя оценка 9,433, и я отыгрываю в одном виде у Лины почти все, что она накопила за первый день. Но следующий вид— брусья, где Полина была тогда, конечно, непревзойденной. Здесь она возвращает свою десятую. Затем бревно. Перед ним я вспоминала Рим, раскаленный шесть лет назад, и одно мгновение, что лишило Тамару Манину надежд на звание чемпионки мира, и ее недоуменное лицо. Да, все это было, было давно. А теперь — вперед. И, как всегда, не думать об оценке, не думать об опасности, не думать о соперницах. Думать о том, как лучше выступить, показав все, что ты умеешь, одухотворив умение чувством.
А вот после снаряда эмоции эмоциями, а борьба борьбой. Практический язык — 9,7. Я знала, что это высокая оценка. Соня получила вслед за мной 9,66. Если бы Полина получила оценку, равную моей, я не смогла бы догнать ее; если равную Сониной— перед последним видом она опережала бы меня на одну десятую. Я верила, что смогу ее отыграть, — впереди вольные. Я говорю об этих двух оценках. Для большего нужно было идти на риск, как сделала утром Ева Босакова, получившая 9,766. Но Ева могла себе позволить риск; она не претендовала на абсолютное первенство, упражнения на бревне бьыи единственным ее шансом на медаль. Полина же думала о другой медали, и, когда борьба обострилась, она, видимо, чуть дрогнула. Чуть-чуть. И это стоило ей многого.
Такое же или почти такое же «чуть-чуть» помешало ей бороться за звание абсолютной чемпионки Европы в 1959 году. Через много лет в острой борьбе с Наташей Кучинской из-за этого же она уступила ей звание абсолютной чемпионки СССР. Все это происходило в том же упражнении в равновесии на гимнастическом бревне. Да, это упражнение проверяет не только ваше координационное, двигательное равновесие, но и равновесие вашей нервной системы, готовность к борьбе. Мне ли не помнить это, если за два года до Рима на первенстве мира я в секунду потеряла на этом снаряде возможность бороться за медаль.
И у Полины не хватило полного равновесия. Она упала и выбыла с оценкой 8,733 из борьбы за первенство...
...Полторы минуты музыки, так же как и девяносто секунд движений, наверное, мало для того, чтобы оставить очень глубокое впечатление. И все же, слитые вместе, они могут многое сказать. В эти мгновения все зависит от вас. Не думайте о том, как пройти диагональ и выйти в стойку, не тратьте последние минуты на то, чтобы повторить фляки. Думайте об одном — как лучше донести все, что вы хотите сказать, своими движениями, чему служит каждое из них. Тогда, в Риме, я знала это. Мне очень хотелось, чтобы эти вольные стали событием не только для меня. Я начала и кончила их на одном дыхании. Пожалуй, впервые в жизни я придирчиво вслушивалась в шум аплодисментов. И еще до оценки судей — 9,9 — знала: я выполнила то, что задумала.
А вот и итоги абсолютного первенства: я — первая, Соня Муратова — вторая, Полина — третья, Рита Николаева — четвертая, Лида Иванова — седьмая. Нулевая оценка на бревне далеко отбросила Тамару Люхину, но и она получает золотую медаль за командную победу. Командой мы выиграли у чешских девушек почти девять баллов, и день финалов был нашим днем».
«Советские гимнастки, — писал Джанни Родари в «Паэзе сера», — дали по телевидению самое прекрасное представление об Олимпийских играх. Мы никогда не видели ничего прекраснее этого спектакля красоты, грации и гармонии...»



Использован текст книги Д.К.Самина "Самые знаменитые спортсмены России".

Комментарии


Нет комментариев. Вы можете стать первым.


Комментировать

Закрытая новость. Невозможно добавлять комментарии в закрытую новость


Поиск

Случайные новости

Поиск

Статистика


Прочее